?

Log in

No account? Create an account
Виктория Клепикова
06 August 2017 @ 09:14 pm
Из ленты: "Осуждение других защищает от того, чтобы не видеть себя".

Очень точно.
 
 
Виктория Клепикова
06 August 2017 @ 09:13 pm
Я вот совсем недавно, буквально этой весной, осознала, что не имею ни малейшего понятия о том, что такое любовь. Знаю, что не чувствую любви почти ни к кому из тех, кого люблю. То есть знаю, как ужасно я буду себя чувствовать, если с ними что-то случится или просто прервется контакт, но вот сейчас, в мирное время, никакой любви. Не могу понять, когда речь идет о любви, а когда - о фигне. И почему фигня - не любовь? Ничего не понимаю. Автор пишет о каком-то там тепле. Ну да, это знакомо. Такой маленький огонек, что его почти и не видно. И по отношению к очень неожиданным людям. Но почему не к тем, кого люблю? Кстати, под определенным углом зрения, любовь - это не чувство, а философская категория.

"Когда вы хотите, чтобы вас трогали, ласкали, возбуждали, сжимали — это страсть.
Когда вы хотите, чтобы о вас всячески заботились, решали ваши проблемы, делали вам подарки, обеспечивали вас — это инфантилизм.
Когда вы хотите, чтобы вас неистово любили, жить без вас не могли, разделяли с вами все свое время и отвели все остальное на второй план — это эгоизм.
Когда вы хотите срочно родить ребенка от конкретного человека — это биология.
Когда вы хотите, чтобы он срочно сделал вам предложение\она согласилась стать вашей женой — это зависимость от общественного мнения.
Когда вы любите — вы ничего не хотите. Вы просто любите.
Вы ходите по квартире, чистите зубы, отправляете рабочие письма, покупаете хлеб, пьете чай, звоните маме — и одновременно любите этого человека. Он может быть в это время где угодно и с кем угодно. Он может даже не знать о том, что вы его любите. Разные проблемы происходят и дальше, жизнь течет, как обычно, но все равно как-то вам улыбательно.
Да, это не практично, иррационально и странно.
Но именно это и есть любовь.
Все остальное — просто человеческие страсти.
Выстраивать можно отношения, а не любовь. Бороться можно за жизнь ребенка, первое место на конкурсе или свои права, но не за любовь. Ожидать можно ответственности за слова и поступки, честности или понимания, но не любви.
Любовь — не имеет практичного результата. Нужно просто научиться называть все своими именами, и тогда все станет на свои места.
Любовь — это просто приятное тепло внутри вашего тела.
И это лучшее, что мне доводилось ощущать"
.
Автор: Тамрико Шоли
 
 
Виктория Клепикова
06 August 2017 @ 09:10 pm
Впервые читаю "1984" Оруэлла. На первых же 15 страницах испытала культурный шок: то есть это вовсе не интернет-мемы, не фантазия хорошего сценариста и не народное творчество, но цитаты из Оруэлла! А я-то и не знала все эти годы, а я-то думала вы все сами! Собственно, список фразочек, поразивших узнаваемостью:

Старший брат смотрит на тебя
Министерство правды
Полиция мыслей
Двухминутка ненависти
 
 
Виктория Клепикова
06 August 2017 @ 09:09 pm
Ну, то есть, все-таки существуют люди, которые говорят об этом.

Владимир Шалларь:

"Итак, взрослые христиане XXI века ведут разговоры, более подходящие двенадцатилетним детям, с удивлением открывающим жизнь своих тел, да и сами вопросы «можно мне или нельзя» — это вопросы детские. Например, на сайте, где я работаю, публикуются тексты о проблемах с сексуальностью, о мастурбации, о многодетности, о грудном кормлении, о менструациях. Угадайте, где я работаю? В женском журнале? А вот и нет! Я редактор православного сайта! Православного? То есть рассуждающего о Триединстве Бога и Богочеловечестве Христа? Нет, «православного», то есть рассуждающего о том, как религия сломала сексуальность людей, что же наконец сделать с мастурбацией, сколько детей рожать, можно ли кормить грудью младенцев в храмах, можно ли причащаться при менструации. Мы говорим не о Боге, а о том, как наша вера в Бога проблематизировала жизнь наших тел. Но если наша вера проблематизирует жизнь наших тел, то может быть что-то не так не с нашими телами (оргазмами, менструациями, родами, лактациями), а с нашей верой? И о вере, а не о теле надо бы поговорить? Но, Боже, это так скучно — говорить о Боге!"

"Категория «греха» в наших дискуссиях не участвует, а вот категории ритуальных правил и табу — да. Нужны они или нет? Даже если мы «либерально» говорим «нет, не нужны», мы все равно находимся внутри данной логики и не тематизируем ее саму, не спрашиваем, как мы в ней оказались и как из не выйти. И те, кто «за» и те, кто «против», «либералы» и «консерваторы» рассуждают в языческой логике ритуальных правил («они святы» или «их надо отменить» суть одно и тоже в смысле уровня дискурса), а не в христианской логике свободы, греха, благости всего на свете, ибо все создано Богом, не в логике «все мне позволительно, но не все полезно», «для чистого все чисто». Вопрос не в том или ином «благочестивом обычае», а в том, как мы относимся вообще к благочестивым обычаям, к каноническому наследию, как их вообще можно поменять и в какой вообще логике. Ибо даже если удастся избавиться от одного из них, у нас все равно останется система благочестивых обычаев: а надо выработать логику «работы» с ней. Мы в наших обсуждениях и практиках скатились в логику языческую. Например, пост из аскетической практики превратился в чисто языческую «можно-нельзя», мы воспроизвели логику профанного/сакрального (постное/скоромное: и кто-то либерально говорит: «ну, дело же не в этом!» — и это так, только проблема не уходит, ибо мы остаемся внутри нее: и вот каждый год мы обсуждаем все одно и тоже). Отвращение к телу — языческая черта, оставим ее старику Платону, чье учение когда-то заразило церковное сознание, кое не может и доселе излечиться от этого заражения. Все с телом нормально, не все нормально с духом (Сатана — дух, «грех» — категория духа). Мы на самом деле говорим не о телах и Боге, а о запретах, «обнаруженных» нами в Церкви: откуда они, что с ними делать, что их наличие и наше говорение о них говорит о нас — вот хорошие темы".

"Если вас смущает женская грудь или богозданная (а значит благая и чистая) природа женщин — отстаньте от женщин и обратите внимание на ваше смущение — что-то не так с вами. Если вы «приветствуете» лактацию и менструацию — задумайтесь над этим, с вами тоже нечто не так — ибо естественные процессы не должны вызывать аффектацию, и это касается обоих полов. Помацать женщину всегда приятно, пусть и чисто дискурсивно, на словах (старый добрый фаллологоцентризм). У нас есть темы тела, секса и женщин. То, что женский вопрос загнан внутрь обсуждения тела и секса — это, конечно, симптом: женщина определена тем, что она — тело, «раздражающее» мужчин (женщина — та, с которой можно переспать, женщина — та, кто менструирует, женщина — та, которой надо указать сколько ей детей рожать и т. д. и т. д.). Действенным жестом здесь было бы перевод дискуссии в феминистскую проблематику, чем я занимался в другом месте. Акцентируем ещё раз: в одну кучу сброшены вопросы телесности, вопросы секса и женский вопрос, и на самом деле тайно и извращенным образом главенствует здесь именно женский вопрос, ибо именно женщина здесь волнует дискурс: ее (не)свобода, истечения ее тела, ее телесность. По хорошему, все эти вопросы должны разбираться отдельно. Но дело для нас не в скажем «обоженой плоти», не в любви/сексе, не в гендерных отношениях: дело в телесных истечениях. Наш дискурс закрывает, а не высветляет эти проблемы. Или по-другому: чему симптом такой дискурс? — тому, что мы не знаем, что делать с нашими телами, с противоположным полом, с женщинами".
 
 
Виктория Клепикова
06 August 2017 @ 09:07 pm
Размыляла тут о ситуациях, в которых люди требовали от меня сочувствия, а я испытывала в ответ злость. Пыталась понять, на что была злость и, кажется, поняла.

Пример.
Девушка была в тренажерном зале и инструктор сказал ей там что-то грубое. Предположим, "с вашими объемами вам мало двух тренировок в неделю, нужны все пять". Эта фраза больно задевает девушку, она рыдает в раздевалке, а потом звонит мне и требует от меня утешения.
То есть, как требует утешения? Она рассказывает мне ситуацию, а потом зовет обсудить, какой подонок этот инструктор, какой он непрофессионал и гад. И вот в этот-то момент я и начинаю испытывать злость... Человек просит сочувствия (мне жалко дать его что ли?), а я злюсь...
Почему? (Воспроизвела в памяти чувства и осмыслила их)

- Я чувствую, что она мне врет. Ей так обидно, потому что она беспокоится за свою внешность, но вместо обсуждения этого, вместо того, чтобы поделиться со мной этими своими страхами-болями, она переводит тему на инструктора. Меня злит, что она не доверяет мне. Меня злит, что она (возможно) не осознает происходящее.

- Мне неприятно, что человек находит утешение в том, чтобы унизить другого, и я не хочу в этом участвовать. "Он был не прав, он должен был осторожно отнестись к твоим чувствам " - эту фразу я обязательно произнесу, но один раз. Десять минут (а то и весь час) склонять инструктора на разные лады мне не интересно. Меня втягивают в чужую неприятную игру (облегчаюсь через объявление виновным другого), и я не хочу в нее играть. Я злюсь в ответ на попытку затянуть меня в свой деструктивный омут.

- Я сталкиваюсь с разочарованием, я обнаруживаю, что моя подруга не идеальна. И моя реакция - злость.

Следующий этап квеста - понять, что изменить в прошивке, чтобы злости не возникало :)
 
 
 
Виктория Клепикова
24 July 2017 @ 10:04 pm
Когда я только начинала сайт, я твердо знала, что не буду для него рисовать. Потому что не умею. Потому что я не рисую. Писать - пишу, рисовать - не рисую.
Прошло время, я поняла, что картинки жизненно необходимы и что никто, кроме меня, их не сделает. В моей голове по этому поводу случился кульбит и мысли развернулись примерно так: "Да фигня, сама нарисую, делов-то, во мне же умер Леонардо да Винчи".
Стала рисовать. Сначала срисовывала или с фотографий, или с чужих иллюстраций. Потом посмотрела видео про то, что такой поступок - тяжкий грех в интернете и леди так не поступают. Расстроилась и срисовывать бросила.
Итого имею на сегодняшний день два прогресса:
Первый: все рисую из головы. Иногда подхожу к зеркалу посмотреть, в каком месте у меня начинаются руки или ноги, да. Иногда срисовываю со своих фотографий (позы в основном).
Второй: начинала с того, что волосы всем героям разукрашивала в коричневый или желтый, а теперь у меня волосы всегда розовые, синие, красные, зеленые, короче, какие угодно, но только не коричневые и не желтые. И головы у меня теперь всегда непропорционально огромны, в треть туловища.
Леонардо да Винчи, однако, до сих пор не проснулся, у меня все очень примитивно и даже не всегда мило. Но знаете, в чем прелесть Интернета? Здесь так можно! Здесь и так - красивенько!
Ссылка на последний шедевр:

http://egevmeste.ru/grazhdanskie-prava-i-svobody-cheloveka-v-rossii.html
Tags:
 
 
Виктория Клепикова
24 July 2017 @ 10:03 pm
Была на даче. Смотрела там немного новости на первом канале. Запомнился Путин, который строго говорил своим присным, что нам нельзя останавливаться на пути прогресса и нужно всячески стремиться к прорыву в современных технологиях.
Путин прав, так и есть.

Однако непонятно, почему, в таком случае, его министры и прочие шишки ставят палки в колеса Павлу Дурову и телеграму? Единственный человек, который стремился и осуществил мировое, так сказать, российское (или нет? Где зарегистрирована компания, куда налоги идут?) интернет-вторжение. Его же надо боготворить. Пылинки с него сдувать. Звать читать лекции в Сколково. Предложить вести курс в МГУ.

Разобраться с этим надо, Владимир Владимирович, и прекратить. (Или Дуров уже везде приглашен, но сам отказывается?)

Оппозицией тут, правда, пугать никто не будет (типа, если не вы, господин президент, то они украдут у вас повестку), потому что оппозиция давно уже спятила. Навальный спровоцировал сторонников своими словами фактически бойкотировать Яндекс. Русская компания, отстоявшая свою долю рынка с таким гигантом, как гугл. В мире только пять сколько-нибудь значимых поисковых систем. Четыре страны только изловчились не поглотиться гуглом, а тут Навальный (имеет президентские амбиции!) наезжает, что строчка из новостей про него не та. И все такие "дада! Хорошие лица в гугле, вата в Яндексе". Или вот Усманов ему не угодил, а еще Тема Лебедев. Чудеса. Политик выступает против бизнеса причем не нефтегазового, а как раз-таки прорывного, знаниевого бизнеса, которым нужно гордиться и который следует защищать от всех этих сдерживающих движение вперед законов.

Где же? Где же мой кандидат? Нет его.
 
 
Виктория Клепикова
11 July 2017 @ 05:47 pm

 Когда я была подростком, единственной нормальной религией мне казался протестантизм. Мне нравилось в нем больше всего отсутствие обрядов. Обряды-обычаи же были тем главным препятствием, чтобы я хоть как-то почувствовала тягу повернуться в сторону православного храма. Они оскорбляли мой разум и мое чувство собственного достоинства (платки-юбки для девочек в храме больше всего, ты, мол, не человек, ты, мол, в чем-то здесь сразу виновата, тебя здесь не принимают такой, как есть, требуют дополнительных манипуляций и всего лишь на том основании, что ты женщина, и быть тебе рабой в этом пространстве - и это общее место). Затем случилось много-много всего плюс я заметила, что в моем неприятии обрядов есть некоторое количество гордыни и определенное количество комплексов. Я повернулась в сторону православного храма, точнее, меня само повернуло и ноги сами отнесли. Это тоже общее место. "Как я оказался в храме? Понятия не имею, это чудо" - примерно так рассказывал о себе однажды Кураев. Но дальше снова случилось много-много всего, и я обнаружила, что чувство собственного достоинства у меня больше не страдает, а вот разум по-прежнему не понимает, почему вопрос увеличения количества лавочек в храме имеет такое принципиальное для судьбы христианства значение. (Как и большое количество других странных, отживших правил) Незаметно, постепенно протестантизм снова стал мне казаться самым адекватным течением. Таинства бы туда только добавить. Свобода, разум, поправка на современные реалии, уважение к человеку и плюс таинства - вот он мой идеальный идеал. 

 
 
Виктория Клепикова
Очень в этой жизни отрезвляют ситуации, когда ангелы ведут себя не то, чтобы низко, но совсем не как Иисус Христос.

Иоанн Кроштадский женился, и только после свадьбы объявил своей жене, что половой жизни у них не будет и детей, следовательно, тоже.
Он (неважно) увел жену у друга. Жена сильно болела, но он сделал ей ребенка, а потом отвел на аборт. Он не сумел наладить отношения с ее сыном-подростком, и он вынудил мать оставить парня 15-ти лет жить одного. Он (неважно) при этом ангел, верьте мне. Есть чем доказать, только писать длинно.

Или еще очень отрезвляет, когда ангелы имеют диаметрально противоположные твоим взгляды. Нарушают стереотипы, плотно держащие человека в своем плену. Делают что-то, что обычно - в других людях - всегда раздражает.
Он (неважно) говорит "кушать". Он не брезгует ретритами и йогой в самом поверхностном их смысле. Он уехал из России, он долгие годы прямо рвался из России (а я из тех, кому не нравится ругань в адрес родины) и вот сделал это. И он (неважно) - ангел. Просто верьте на слово.

Думаю об этом и постепенно пытаюсь разобраться, что важно в человеке, а что не очень важно. Это еще и лишнее напоминание, что идеальность недостижима. Даже и монахи, даже и священники типа Иоанна Кронштадского не избегают в жизни ошибок, заблуждений, падений мнимых и настоящих.
Очень отрезвляет это все, да :)
Тренирует принятие.
 
 
Виктория Клепикова
02 July 2017 @ 07:35 pm
Две, на мой вкус, самые прекрасные профессии кроме тех, что связаны с искусством:

1) наблюдать за животными, сидеть где-нибудь в африканских джунглях, или латиноамериканских, или на русском севере даже сидеть и наблюдать за животными (как я этого хочу, как хочу!)
2) наблюдать за звездами, планетами, кометами в обсерватории